РЫБАЛКА НА БОЛЬШОМ ЕНИСЕЕ

Отчет о поездке в конце августа 2017 года

Летне-осенний рыболовный сезон 2017 года в Красноярском крае начался для нас несколько необычно — с короткой по времени и длинной по протяженности поездки по Большому Енисею.

Путешествие это оказалось вынужденным — все дело в том, что за неделю до нашего вылета из Москвы в Красноярск произошла серьезная поломка теплохода, сделавшая невозможной привычную логистику по доставке экспедиционного оборудования в поселок Туруханск — точку начала большинства наших тайменевых маршрутов. Не буду описывать весь масштаб возникшей проблемы, скажу лишь, что в условиях имеющегося цейтнота, когда другие теплоходы не подходили нам по срокам, а на самолет билетов к тому времени уже не осталось, наиболее реальным и прогнозируемым вариантом оказался следующий: отправить основную часть груза (а это без малого 650 кг) на грузовой барже, а самим от поселка Бор — крайней точки, куда можно было добраться — сплавляться в Туруханск по Енисею на моторной лодке. До прилета туристической группы у нас была неделя, пройти предстояло 560 км — вполне реальный, а самое главное зависящий только от нас вариант, имеющий к тому же несколько возможностей для аварийного завершения в промежуточных поселках (Бахта, Верхнеимбатск, Верещагино) в случае непогоды на Енисее, на просторах которого могут бушевать опасные шторма, или поломки двигателя.

В поселок Бор мы добрались 27 августа без приключений — сюда от города Енисейск почти ежедневно ходит рейсовый скоростной водометный катер. Заселившись в гостиницу, еще сутки прождали баржу с лодкой, бензином и прочим необходимым для сплава оборудованием (сразу взять его с собой возможности не было — катер берет на борт груза не более 50 кг на человека), так что на маршрут мы вышли только вечером 29 августа — дольше ждать уже не было ни сил, ни возможности.

Стоит сказать, что бОльшая часть предстоящего пути была мне известна — несколько лет назад я сплавлялся в Туруханск от поселка Верхнеимбатск, так что почти везде было относительно понятно и про места рыбалки, и про места ночевок. Новый же для нас участок от Бора до Верхнеимбатска мы рассчитывали пройти как можно быстрее — во-первых, для того, чтобы сэкономить время на рыбалку в уже известных точках, а во-вторых, чтобы проскочить по тихой пока погоде имеющиеся здесь длинные прямые отрезки русла, где ветер может поднимать особенно большую волну. К тому же, примерно в 30 км ниже Бора начинается территория Центрально-Сибирского заповедника с соответствующим охранным режимом — на 70 км вниз запрещены стоянки по обоим берегам Енисея, а движение проходящих судов возможно только по фарватеру.

Поначалу наша тяжело груженая лодка (шутка ли — только бензина у нас с собой было 250 л! — его, кстати, не купить ни в Бору, ни тем более в поселках ниже) под 15-ти сильным мотором шла довольно скверно — не более 14 км/час. Однако, пройдя всю ночь без остановки, мы уже утром следующего дня миновали поселок Бахта, а к вечеру, уставшие, разбили лагерь на небольшой галечно-песчаной косе в 40 км не доезжая Верхнеимбатска. Рыбалке в этот день, да и в целом за время поездки, мы уделили совсем немного времени — главной нашей целью все же было вовремя попасть в Туруханск. Однако и сейчас, и в последующие дни нам удалось обловить самые интересные точки — косы по обе стороны русла, устья впадающих ручьев и рек, протоки между островами.

Вообще, искать рыбу на просторах Енисея — одной из крупнейших рек не только России, но и мира — задача, требующая времени и соответствующего оснащения, поэтому вся рыбалка осуществлялась нами преимущественно вдоль берегов. Замечу, что в районе нашей первой стоянки выше Верхнеимбатска ширина реки была около 2 км, к Туруханску же Енисей местами разливается до 4-5 км. Как и практически повсеместно в среднем течении левый берег этой реки, являющийся восточной границей Западно-Сибирской низменности, был песчаным и относительно плоским, правый же — западная граница Центрально-Сибирского плоскогорья — наоборот, каменистым и высоким. Средние глубины превышают здесь 5-7 метров, скорость течения на фарватере местами до 5-6 км/час, но у берегов (особенно у левого) ниже.

Наиболее характерными точками стоянки рыбы вдоль левого берега Енисея являются небольшие песчаные косы, иногда достаточно глубоко вдающиеся в русло. В таких местах часто образуются быстрины, где концентрируется рыба — щука, язь, окунь. Подобная быстрина была и рядом с первым нашим лагерем — здесь мы взяли несколько некрупных щук (до 4 кг) и пару язей под 1,5 кг.

У правого же берега мы рыбачили реже и в основном на так называемых «коргах» — коротких каменных косах, крутыми волнорезами уходящих в воду. Здесь, как правило, имеется градиент течения с выраженным затяжком в нижней части корги, а также достаточно интересный рельеф дна. Наиболее частыми трофеями здесь являются щука и окунь, однако в отдельные месяцы, когда температура воды в Енисее достаточно холодная, может попадаться и таймень, и хариус.

Как я уже сказал, за 4 дня сплава мы посвятили рыбалке лишь несколько утренних и вечерних часов, серьезным поиском рыбы не занимались, и поэтому похвастаться настоящими трофеями не можем. Максимальный размер пойманной щуки был около 5,5 кг, окуня около 1 кг, язя около 2 кг.

Удачной и запоминающейся эту рыбалку сделало последнее перед прибытием в Туруханск утро. В устье одного из притоков нам удалось попасть на клев нельмы. Сразу скажу, что в очередной раз убедился в правдивости утверждения, что нельмовая рыбалка — дело непростое. Многие отмечают, что период пищевой активности этой сиговой рыбы очень короткий — иногда буквально около получаса, а сама она достаточно осторожная. Так случилось и у нас. Подъехав к точке ранним утром, мы сразу обратили внимание на мелководную косу в 50 м от берега, выход на которую с глубины казался очень перспективным. Первой поклевки, однако, пришлось ждать долго — сменив несколько приманок, мы смогли спровоцировать только небольшую щуку и окуня. И вдруг у дальнего края косы стали слышны отдельные небольшие всплески. Происходили они на пределе дальности заброса, поэтому мы снова пустили в ход тяжелые дальнобойные приманки. И это сработало — почти одну за одной мы вытащили 4 нельмы около 5-6 кг весом, а еще несколько поклевок остались нереализованными — рыба через некоторое время сходила с крючка. Прошло не более получаса и клев нельмы прекратился — то ли она «наелась» и отошла, то ли мы ее распугали — вместо нее снова начала клевать щука и окунь. Отловив еще минут 20 и так и не дождавшись возобновления клева нельмы, мы продолжили наше путешествие, так что к вечеру 1 сентября добрались до Туруханска.